Loading...

вторник, 11 октября 2016 г.

К открытию выставки народного художника России С.А.ГАВРИЛЯЧЕНКО 12.10.2016. в выставочном зале ВТОО "Союз художников России" по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д.37.

Сергей Александрович Гавриляченко - художник, имеющий за плечами длинный творческий путь, преподавательскую деятельность и интерес к теории современного реалистического искусства. 60-летний рубеж он переходит с обращением к иронии, которая при этом не отменяет глубины разработки важных творческих задач. "Неизвестный художник" - с улыбкой говорит он о себе. И это после многолюдных выставок и жарких публичных выступлений. Конечно, этого художника все знают, многие считают его едва ли не классиком, но Гавриляченко, влюбленный в нестандартные парадоксы, говорит скорее о том, что авторство - всегда исчезновение, посвящение всего себя типологическим противоречиям, обладающим всеобщим характером. "Неизвестность" для реалистического художника - это главная задача искусства, которая стремится стать фактом действительности, отразить реальность во всех ее базовых конфликтах. В этом случае "личность" художника отходит на второй план - и он становится изменением, может даже и стратегическим, положения дел в мире искусства, в мире чувственных и идеологических выборов. Быть "неизвестным" - означает совпасть с контекстом, совпасть и отразить его в подлинно реалистической манере. И тогда мы уже не говорим о художнике "родился, женился, учился...", мы говорим о нем как о носителе функций изменения мира искусства - какие темы были им раскрыты, какие положения аргументированы и какие произведения можно выделить. 

    Послеобеденный отдых с Кантом. 2012 г. Холст, масло.   
Гавриляченко раскрывает две главные линии в своем творчестве – это казачья тематика, методично развиваемая им на протяжении многих лет, и абсолютно противоположная этому простору и широте меланхолическая камерность, в которой художник исследует свой частный мир. Русское искусство, жизнь живописца в России по сути своей вдохновляется двумя главными, родовыми примерами - это Александр Иванов, с его "Мессией", и Павел Федотов, с тонкой аллегорической повседневностью. Отсюда и принципиальное значение двух живописных жанров - исторического и бытового, которые все время дополняют друг друга. Гавриляченко в своем творческом методе совмещает "внутреннего Иванова" и "внутреннего Федотова". И если сюжеты на казачью тему действительно отмечены мессианским обещанием скитания истории, то более поздние работы всецело раскрывают художника в его отношении с повседневностью. 

 Стременная. Казачьи проводы. 1999. Холст. Масло.
Для Гавриляченко повседневность противоположна казачьему простору. Это немобильная, замкнутая среда, маленький ящик жизни, каморка, в которой складируются человеческие фантазмы, амбиции, желания. Если казак ушел, чтобы изменить историю, то лирический герой поздних работ художника завис на диване или кухоньке, чтобы об истории фантазировать. 

Урок пения. 2014. Холст, масло.
В жизни Сергей Александрович - очень энергичный и боевой полемист, всегда готовый к сражениям и дискуссиям. Он буквально излучает удаль и неиссякаемую жажду жизни. Однако его лирическое Я, представленное в поздних работах, совсем другое - это герой, будто бы неуверенный в собственном месте, в череде бытовых ритуалов и ритуальчиков, его плечи никогда не расправлены, взгляд как-то боязливо направлен прямо перед собой, а жесты всегда замкнуты. Для Гавриляченко живопись - нечто более медитативное и одинокое, чем публичные роли успешного преподавателя и секретаря Союза художников. Это то занятие, которое может погрузить тебя в сосредоточенность, чтобы лучше рассмотреть самого себя и свою жизнь. Художественные средства, как нельзя лучше подходящие для подобной интроекции, на самом деле лучше всего совпадают с современным состоянием общества, когда привычные связи оказались утрачены.

Колорит поздних работ довольно мрачный, вечерний и комнатный, либо по-зимнему холодный. Фактура и деталировка тщательна, что дает ощущение какой-то особой сконцентрированности на мелочах, которые то тут, то там выдают собственную аллегоричность или раскрывают пышную нелепицу быта. Складки на диване, книги, стихийные натюрморты кухонного стола, за которым ведутся диалоги, - все это формирует довольно замедленный и очень рефлексивный мир художника-юбиляра, решающего заниматься отныне только главными, неспешными темами, будь то память и забвение, позиция художника во "всеобщей истории искусства", или же отношения с друзьями и товарищами.
В московских двориках и квартирах казаку тесно, не хватает далекого горизонта. Именно поэтому художник учится "путешествовать, не вставая с места" и превращает собственную комнату в главное поле разворачивания наблюдательности и кругозора. 

Цой Наталья Сергеевна 

Весь материал предоставлен к публикации на ресурсах НСНБР по электронной почте отделом выставочной работы ВТОО "Союз Художников России".

Комментариев нет:

Отправить комментарий