Loading...

вторник, 29 мая 2012 г.

Академик А.А.Кокошин о Шарле де Голле.

Предисловие к российскому изданию книги Ш. Де Голля «На острие шпаги». Пер. с фр. М.: Европа, 2006, с.513
Генерал Шарль де Голль известен в мире как лидер «Свободной Франции» в годы Второй мировой войны, премьер-министр, а затем президент Франции в послевоенный период. С именем де Голля связано возвращение Франции в число великих держав в условиях краха французской колониальной империи и скачкообразного возрастания роли в западном мире Соединенных Штатов. Эта политика нашла свое воплощение в том числе в сохранении Францией собственной авиационной промышленности, в создании ракетнокосмической отрасли, электронной промышленности, атомной энергетики и, несомненно, независимой системы ядерного сдерживания, несмотря на все противодействия англосаксонских держав. Успехи этой политики в экономической сфере во многом зиждились на глубоком партнерстве государства и отечественного предпринимательства на патриотической основе, что весьма интересно и актуально для современной России.
Де Голль и его последователи неоднократно демонстрировали свою особую линию во взаимоотношениях с Советским Союзом, отказываясь полностью следовать в фарватере политики США и других союзников по НАТО, оставаясь при этом в целом частью «евроатлантического сообщества».
Де Голлю с молодых лет было свойственно глубокое понимание национальных интересов Франции, ее национальной культуры в широком понимании, в том числе культуры военно-стратегической и политической.
Для многих французов он остается символом мужественного и просвещенного служения своему народу, своему государству в самых сложных, а подчас и трагических условиях.
После Второй мировой войны возник и живет до сих пор во Франции голлизм как устойчивое политическое течение и политическая идеология. Во внешнеполитическом измерении голлизм прежде всего можно рассматривать как политику отстаивания национальных интересов своей страны, обеспечения ее ре­ального суверенитета.
Дух голлизма проявил себя, в частности, в действиях государственного руководства Франции в период серьезного международно-политического кризиса в 2003 году, связанного с политикой США и Великобритании в отношении Ирака, вылившейся в их войну в этой арабской стране. Руководство Франции, как известно, вместе с руководством России, Германии, Китая и ряда других стран выступило против такой политики. Такую позицию французское правительство заняло несмотря на то, что Франция является союзником США по НАТО и обладает значительно меньшей политической, экономической, военной мощью, нежели Соединенные Штаты.
Де Голль заявил о себе как о яркой, нестандартной личности еще в период между Первой и Второй мировыми войнами. Одним из проявлений этого было появление на свет в 1932 году его книги «На острие шпаги», которая не носила характер ни строго научного исследования, ни политической публицистики, а представляла собой своего рода эссе. Стиль этого эссе отнюдь не импонирует автору предисловия, однако это не означает отрицания ценности многих высказанных в ней де Голлем идей, наблюдений как для того периода, так и для наших дней, в том числе применительно к российским реальностям.
В своей книге де Голль активно выступает против доминировавшей в то время в большей части французского «политического класса» (в значительной мере это было свойственно элитам и Великобритании, и многих других западных стран того периода) веры в невозможность войны, веры, носившей чуть ли не мистический характер.
Соответственно, он ратует за то, чтобы Франция в реальных условиях возрастания вероятности войны имела бы достаточно мощные вооруженные силы, что бы армия заняла достойное место во французском обществе. Де Голль считает, что элите вооруженных сил, кадровым офицерам, должно быть обеспечено такое положение, при котором они гордились бы своей принадлежностью к вооруженным силам, обеспечивающим не только военную безопасность своей страны, но и ее национальное величие. Такая апелляция де Голля весьма созвучна тем в России, кто ратует за подлинное обеспечение российских национальных интересов, за то, чтобы Вооруженные силы России, другие силовые структуры, оборонная промышленность были предметом нашей гордости и уважения, имея высокий социальный статус и подобающее денежное содержание.
Первые три главы этой книги представляют собой переработанные тексты лекций, прочитанных де Голлем в Высшей военной школе в Сорбонне в конце 1920х годов; в основу главы «О доктрине» положена его статья на эту же тему, опубликованная в 1925 году. Специально для этой книги де Голль написал введение и последнюю, пятую, главу «О политике» (См. Молча­нов Н.Н. Генерал де Голль. Издательство «Международные отношения». М.: 1973, С. 7678).
В этой книге де Голль уверенно демонстрирует свой интеллектуализм как в военной, так и в политической сфере. Говоря о военном деле, он убедительно демонстрирует особую важность серьезной аналитической работы военачальников и командиров, для того чтобы «ограничивать проявление ошибок». Он очень верно, в том числе характеризует значение высококачественных разведданных (причем «хорошо изученных» военачальником) для уменьшения степе­ни неопределенности при принятии решений и проведении их в жизнь.
Де Голль обоснованно обращает внимание и на необходимость глубокого знания собственных вооруженных сил (апеллируя к Наполеону, планы которого, как подчеркивает де Голль, «в большей степени основывались на исключительном знании своей армии», поскольку он постоянно держал в уме количественные и качественные характеристики каждого подразделения). Но де Голль отдает должное и инстинкту, которым, по его мнению, безусловно обладали великие полководцы прошлого.
Весьма рельефно отражает суть проблемы суждения де Голля характер принятия решений в военной сфере; он справедливо пишет о том, что «на войне принять решение намного труднее, ведь оно влияет на судьбу стольких несчастных жизней, и как наверху, так и внизу о нем судят только по его результатам».
Примечательна синтезирующая формула де Голля: «без сомнения, ум помогает на войне, без сомнения, инстинкт полезен, но, в конечном счете, решение относится к разряду моральных ценностей». Сам он личными поступками в последующие десятилетия своей жизни не раз подтверждал то, что он следует именно этой формуле.
Внимание де Голля прежде всего привлекают выдающиеся организаторы вооруженных сил в гораздо большей мере, чем «чистые» военачальники («профессия солдата заключается в использовании оружия, но власть оружия должна быть организованной»). Среди тех, кого чтит де Голль, Тюренни и Лувуа, создавшие регулярную армию во Франции к концу XVII века.
В числе героев де Голля Лазар Карно, математик и физик, создавший из хаоса великой революции мощную армию Французской Республики.
Автора «На острие шпаги» явно интересуют психологические аспекты принятия политико-военных и военных решений, и здесь ведущими авторитетами для него являются Толстой и Флобер.
Значительное внимание автор уделяет вопросам соотношения политики и военной стратегии, четко и однозначно признавая примат первой в духе канонических формул Клаузевица. С особым вниманием в этой связи он относится к прусско-германскому тандему Бисмарк Мольтке-старший. Здесь он, впрочем, идеализирует их гармонию, забывая при этом упомянуть о роли Верховного главнокомандующего короля Пруссии, а затем императора Германии Вильгельма I.
Де Голль отмечает, что хотя политик и солдат делают общее дело на благо своей страны, у каждого есть весьма важная специфика деятельности, о которой ни в ко­ем случае нельзя забывать: «Политик и солдат привносят в общее дело очень разные характеры, приемы, заботы».
В целом нет никаких сомнений в том, что эта книга де Голля не оставит равнодушным современного российского читателя, заинтересованного в том, чтобы Россия усиливала свои позиции в мире как современная великая держава с достаточно мощными Воруженными силами, с собственной наукоемкой оборонной и гражданской промышленностью, с достойным местом офицерского корпуса в нашем обществе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий